Arnold (arno1251) wrote,
Arnold
arno1251

Петр I и мироточащая икона (окончание)

(Начало см. тут, тут и тут)
10. Того же третие доказательство и совокупно чрезвычайной памяти его
Великий государь, в пути своем из Москвы в Петербург, в воскресный
день заехал в Иверский монастырь и по отслушании святыя литургии
снисшел на прозьбу архимандрита, посетил келью его со всею бывшею
при нем свитою. Монарх, пристально смотря в лице архимандрита того,
сказал: «Лице твое мне знакомо, и кажется, я видел тебя мирянином
еще в Москве». Сей ответствовал, что он в первые еще имеет щастие
видеть очи его величества, но монарх однако же уверяется, что он,
конечно, его видал, и, вызвав его в другую келью, спрашивал
наедине, не был ли он в давних летах в Москве: «Скажи правду и не
опасайся никакого зла, в чем я даю тебе верное мое слово».
Архимандрит, падши к ногам его, просил прощения, что хотел от его
величества скрыть позор свой. «Я давно уже, но не помню года,
когда, прибыв в Москву, сделался затворником в палатке под папертью
церкви Василия Блаженнаго». «Так ты-то,— перебил речь его монарх,—
был тот, который выставлял в окно образ Богоматери, яко бы плачущей
о грехах человеческих?» — «Я тот самый страдник,
всемилостивейший государь»,— ответствовал в страхе
архимандрит. Монарх доволен был признанием его и что не ошибся в
физиогномии толь давно виденнаго им человека и, вошед паки с ним в
гостиную келью, велел ему разсказать при всех то коварство, каким
заставлял он плакать образ, и свое похождение. Должно было
повиноваться. «Я, — поникнув очи, начал говорить архимандрит, —
выменяв образ Знамения Пресвятыя Богородицы, на задней онаго
стороне, против самых глаз сделав две лунки, клал в оныя грецкия
губки, напитанныя водою, и обил сторону ту искусно китайкою, так
что обману приметить было не можно; в зрачках же глаз проколол
булавкою неприметныя две скважины, и когда приходили к образу люди,
то я обеими руками держа его, большими перстами подавливал те
места, под коими лежачи губки оныя, и из глаз сквозь скважинки те
катились водяныя капельки. Сим образом, от усердия богомольщиков,
набрав я нарочитую сумму денег, удалился с оными в пустыню NN, в
коей сделался строителем, и по том произведен был в игумены, а по
некоем времени добился в сей монастырь и в архимандриты».
По окончании сего чистосердечнаго признания, вспомнил монарх, что
в малолетстве его царевны, сестры его, однажды подозвали его с
собою помолиться плачущему образу Богоматери, и как де подозревал я
в обмане, то смотря пристально тогда на лице монаха сего, впечатлел
оное в воображении моем столько, что при первом после того с ним
свидании так приметным показалось мне оное, что хотя де он и
устарел уже, не могло оно не показаться мне знакомым. Великий
государь, разсказав сие, по данному своему слову, оставил его при
своем месте, а повелел только образ тот, оставленной сим
архимандритом в пустыне, взять в Синод, дабы не был он, как говорил
монарх, и впредь орудием корыстолюбия монахов и народнаго обмана и
суеверия*.

Но заключим мы, до суеверия таковаго относящееся, словами г.
Болтина (стр. 550,1 том на Леклерка): «Век тогдашний благовременен
был пустосвятству, обману и подлогам; ханжи и лицемеры чудесам не
верили, но пользу свою обретали, большая часть народа верили и
обманщиков обогащали, некоторые видели обман, но говорить не смели,
и таковых было не много. Сколько вещей обыкновенных, простых,
ничего не значущих приняты были за святыню, за предмет почтения,
уважения! От времени Петра Великаго прекратилися таковыя
чудотворения, перевелися плутовства и плуты при духовенстве
просвещенном».
--------------------------
* От адмиральши Марьи Ионишны Головиной, слышанной ею от свекра
своего адмирала Ивана Михайловича Головина же, а мне доставлен от
духовнаго ея отца, протоиерея Архангельскаго собора, Петра
Алексеевича.

Голиков И.И., Дополнение к Деяниям Петра Великаго, содержащее
анекдоты касающиеся до сего великаго государя. М., 1796. Т.17.


Сканирование © Crusoe, 2005

* * *

Таким образом, имеется как минимум 2 сюжета: мироточение образа в Петербурге (Штелин, Голиков ("Деяния"), Костомаров) и в Москве, во времена детства Петра (Голиков, "Дополнения"). Штелин и Голиков - это источники в чистом виде, признаваемые историками. Они появились опросом очевидцев. Кто добавил про плачущие кровью зады - неведомо, по крайней мере мы не видим этого у Штелина и Голикова.
Цитируемый у Голикова Болтин - это "Примечания на историю древния и нынешния России г. Леклерка" (1788).

Комментарий © Crusoe, 2005

UPD: См. также Даниил Гранин. Вечера с Петром Великим
+++
Петр считал себя всего лишь инструментом в руках Господа, он служил идее самодержавия, и когда он становился то шкипером, то бомбардиром, для него это было как для плотника сменить стамеску на рубанок, отделяя себя от персоны царя, он продолжал служить царю, помазаннику Божьему.

Вера и суеверие у него как у религиозного человека не совмещались. Дьявол, если существует, то как искушение, соблазн, как слабость человеческая, но уж, конечно, не с хвостом, рогами, не в виде змия. Суеверия возмущали Петра. Всякие чудеса, пророчества, заклинания, кликушество он воспринимал как вызов разуму, как атаку на просвещение, следовательно, выпад лично против него, Петра, и, между прочим, как выпад против истинной веры. Откуда у него была такая нетерпимость к суевериям? Никто этого в нем не воспитывал.
+++
Tags: история, религия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments