Arnold (arno1251) wrote,
Arnold
arno1251

Смирнов Николай Михайлович



Смирнов Николай Михайлович (16.05.1807, по другим источникам, 16.05.1808 — 4.03.1870), тайный советник, калужский (13.06.1845 — 14.03.1851), санкт-петербургский губернатор (1855), сенатор (1861).
Его отец, Михаил Петрович, при Екатерине II служил в кавалергардском полку, с воцарением Павла I вышел в отставку, много жил за границей. В войну 1812 года служил в ополчении. Умер на Кавказе, куда поехал лечиться на воды. Мать Николая Михайловича Феодосия Петровна, урожденная Бухвостова, происходила из старинного дворянского рода Бухвостовых, известного еще с XV века.
Окончив Московский университет, Смирнов поступил на службу в Министерство иностранных дел, где и служил много лет в различных должностях. Начал Николай Михайлович с должности актуариуса (т.е. регистратора) в Московском архиве, затем в 1825— 1828 годах служил при русском посольстве во Флоренции.
По возвращении в Россию в 1828 году Смирнов познакомился с Пушкиным. Об этом он сам напишет позднее в 1842 году в своих воспоминаниях "Из памятных заметок". Сохранился рисунок Пушкина, на котором изображен Смирнов. Вот что пишет об этом рисунке Т.Г.Цявловская: "Смирнову всего двадцать один — двадцать два года. Юноша лысоват, волосы у него прямые, редкие. Кудри, оказывается, были завитые. Нету него в физиономии и значительности... На лице словно навсегда застыла глуповатая улыбка"[20,с.306].
В январе 1832 года Николай Михайлович женился на Александре Осиповне Россет (1809— 1882), фрейлине императрицы. Позднее в своих "Записках" Александра Осиповна привела отзыв Пушкина о Смирнове, данный еще до их брака: "Смирнов мне очень нравится; он вполне европеец, но сумел при этом остаться и вполне русским. Мать его была последней Бухвостовой... Сын ее — тип англичанина или шведа, он и верхом ездит как англичанин... Смирнов прекрасно говорит по-русски, хотя и был воспитан эмигрантами. Восемнадцати лет он, как и я, поступил в дипломатический корпус и прожил, счастливец, очень долго в Италии. Думаю, что он вам понравится, наш боярин-итальянец, наш русский милорд"[8,с.345].
Александра Осиповна была дочерью французского эмигранта Осипа Ивановича Россета, коменданта Одесского порта, и Надежды Ивановны, урожденной Лорер, сестры декабриста Н.И.Лорера.
После окончания курса в Екатерининском институте 6 октября 1826 года Россет была принята фрейлиной ко двору. Александра Осиповна была красива, умна, образована, отлично чувствовала себя при дворе с его постоянными интригами, была насмешлива и иногда злоязычна.
Она быстро стала любимой фрейлиной императрицы Александры Федоровны, "блистая при дворе, она пользовалась расположением государя Николая I, а великий князь Михаил Павлович любил непринужденно беседовать с умной красавицей, забавлявшей его, большого любителя каламбуров, своей живою речью и блестками тонкого остроумия"[12,с.800].
Ее общество ценили Пушкин, Вяземский, Жуковский, Карамзины, позднее Лермонтов и Гоголь, ей посвящены многие прекрасные стихотворные строки.
В марте 1832 года Пушкин подарил Александре Осиповне альбом с хорошо известным сейчас стихотворением, в котором дал точную характеристику Россет:

В тревоге пестрой и бесплодной
Большого света и двора
Я сохранила взор холодный,
Простое сердце, ум свободный
И правды пламень благородный,
И, как дитя, была добра.
Смеялась над толпою вздорной,
Судила здраво и светло,
И шутки злости самой черной
Писала прямо набело.

Брак Смирнова и Россет был заключен 11 января 1832 года в Зимнем Дворце. Для Александры Осиповны это был брак без любви, союз с богатым Смирновым по™ зволял ей выручить свое обедневшее семейство из нужды. Позднее она с горечью напишет: "...у меня не было ни одного года покоя и счастья с этим человеком. Сердце у него было доброе, но он был беспринципен и взбалмошен" [19, с. 10].
Смирнов, несомненно, женился по любви. Сводный брат Александры Осиповны А.И.Арнольди позднее так писал в своих мемуарах: "...помню его тогда стройным блондином в бекеше и в золотых очках". "Почти полстолетия я пользовался его любовью и дружбой и сохранил любовь и уважение ко всем его делам, поступкам и его памяти... Много и сестра виновата тем, что никогда не отвечала порывам его страстной натуры и безумной любви, даже и первые 10 лет их брака" [2, с,599].
С февраля 1832 Смирнов перешел на службу в Азиатский департамент. В конце года он с женой уехал за границу и вернулся назад в Петербург в августе следующего года.
Смирновы поселились в квартире на Большой Конюшенной улице. По-прежнему в салоне Смирновой собиралась избранная публика, здесь часто бывал и Пушкин. Известно, что именно здесь он впервые читал "Историю Пугачева".
В дневнике Пушкина за апрель 1834 года содержится рассказ о том, как Смирнов пытался поступить в члены Английского клуба и был забаллотирован, его спутали с однофамильцем —игроком. "Смирнова баллотировали снова, — пишет Пушкин, — и он был выбран. — Это, впрочем, делает ему честь — он не министр и не обер-полицмейстер, И знак уважения к человеку честному должно быть ему приятно"[19,с.12].
По отзывам современников, Смирнов был "добрый малый", "во всех отношениях благородный и честный", "горячий иногда до бешенства", "человек благороднейших правил, отменно горячего, любящего сердца". Некоторые считали его неумным и недалеким, Но Александра Осиповна, знавшая мужа лучше всех, говорила "...он очень умен, хотя и не блистает в салоне"[2,с.290].
Скорее всего, Николай Михайлович просто не выделялся в свете на фоне своей блистательной жены.
Ценил Смирнова и Пушкин, писал о нем: "я его очень люблю", хотя мог иногда по-дружески подшутить над ним, а однажды в письме к жене назвал Николая Михайловича "красноглазым кроликом".
Николай Михайлович выручал Пушкина в моменты денежных затруднений, в списках долгов Пушкина значились 5000 руб. Смирнову, долг этот был возвращен опекой уже после смерти поэта.
Смирнов разбирался в живописи, еще будучи в Венеции, приобретал картины старых итальянских мастеров, а к концу жизни стал известным коллекционером.
В марте 1835 года Николай Михайлович получил должность при русской миссии в Берлине и Смирновы уехали за границу. Когда в феврале 1837 до Парижа, где жили тогда Смирновы, дошло известие о трагической гибели поэта, Николай Михайлович назвал Пушкина "человеком наиболее замечательным в России" [19,с. 13]. Еще осенью 1834 года Смирнов написал "Записки" о В.А.Жуковском, Н,К.Загряжской и Пушкине, а затем дополнил свои воспоминания в 1842 году — "Из памятных заметок". Вот что писал Николай Михайлович о Пушкине: "Хотя он был известнейшим лицом в России, хотя знаменитость его дошла до самых глухих и дальних мест России, но весьма немногие его знали коротко и могли вполне оценить высокие качества его ума, его сердца и души. ...Кто был ближе к нему, кто пользовался его совершенным доверием, кому доступны были тайные струны его души, те уважали в Пушкине человека столько же, как и поэта, те открывали в нем ежедневно сокровища неистощимые и недоступные пониманию толпы так называемых его приятелей" [1 ,с.230].
В ноябре 1837 года Смирновы возвращаются в Россию и Николай Михайлович служит при Азиатском департаменте, с 1839 он церемониймейстер двора е.и.в. В начале 1842 года Смирнова по его просьбе переводят в Министерство внутренних дел. В мае 1845 года ему был пожалован камергерский ключ, а с 13 июня того же года он был назначен гражданским губернатором в Калугу [4, с Л 79]. В должность вступил 28 августа 1845 года [5].
По мнению известного краеведа Дмитрия Малинина, в Калужской губернии в 19 веке было два-три момента, когда общественная жизнь "била ключом". Один из них —- пребывание в Калуге губернатором Смирнова. Его супруга, "просвещенная губернаторша пытается оживить провинциальную тишину и внести в затхлую обыденную атмосферу свежие струи общечеловеческих интересов" [21 ,с.61 ].
Гостями Смирновых были в разное время М.С.Щепкин, В.Г.Белинский, А.К.Толстой. Два года служил в Калуге товарищем председателя Уголовной палаты И.С.Аксаков.
Сохранилось немного свидетельств о деятельности Смирнова на посту губернатора. Так, на "основании высочайшего повеления" губернатор предложил губернскому правлению учредить в г.Калуге постоянную промышленную и сельскохозяйственную выставку, на которой нашлось бы место изделиям "...фабричной, заводской, ремесленной и произведениям сельской и земледельческой промышленности, а равно и улучшенным аппаратам и орудиям, коими таковые производятся, с помещением при ней образцов примечательных почв, ископаемых минералов, окаменел остей и всякого рода находимых в губернии древностей" [7,с.240—241]. Позднее собираемые экспонаты стали частью фонда исторического музея.
По приказанию Смирнова был засажен деревьями и кустами Березуевский овраг, он был одним из любимых мест для прогулок калужан, была разбита Золотая аллея, с Каменного моста снесли многочисленные купеческие палатки и открылся великолепный вид на Оку. Многие улицы были замощены.
В эти годы интересной жизнью жил калужский театр. Вместо обычных для провинциальных сцен водевилей стали появляться драмы зарубежных и русских авторов. В июне 1845, незадолго до приезда в Калугу Смирновых, в Калуге прошли гастроли великого актера П.С.Мочалова, а в мае 1846 в Калугу приехал М.С.Щепкин. "Г-н Щепкин дал в Калуге шесть представлений и сыграл, по обыкновению своему, превосходно", — писала газета "Калужские губернские ведомости"от 8 июня [7,с.240]. Завершились гастроли "Женитьбой" Гоголя.
Вместе со Щепкиным в Калугу приехал В.Г.Белинский. На спектаклях неизменно присутствовали Смирновы, а после спектаклей Щепкин и Белинский ужинали у губернатора. Велись оживленные беседы на самые разные темы, и хотя монархисты Смирновы не поддерживали многих идей Белинского, он был в восторге от общения с умной губернаторшей. Белинский писал жене в письме от 11 июня: "Это знатная дама; свет не убил в ней ни ума, ни души, а того и другого природа отпустила ей не в обрез... Чудесная, превосходная женщина — я без ума от нее" [7,с.241].
В 1850 году на сцене Калужского театра была поставлена запрещенная цензурой к постановке в провинции комедия Грибоедова "Горе от ума". Актер и режиссер Николай Карлович Милославский при поддержке Александры Осиповны сумел получить у губернатора местное разрешение на постановку пьесы.
Спектакль был показан калужанам 2 раза —11 и 20 января, но затем в адрес Смирнова пришла грозная депеша с нотацией: "С разрешения г. генерал-адъютанта гр. Орлова имею честь покорнейше просить Ваше превосходительство приказать означенную пьесу, как воспрещенную по Высочайшему повелению для представления на провинциальных театрах, немедленно исключить из репертуара Калужского театра, и с тем вместе не благоугодно ли будет Вам, милостивый государь, сделать распоряжение, дабы на театре не было представлено пьес без предварительного разрешения оных цензурой III Отделения"[22,с.63]. Пьесу запретили, но дело было сделано — Калуга увидела комедию Грибоедова раньше многих других провинциальных городов.
Губернатор предполагал внести изменения и в "Калужские губернские ведомости", выпускать газету с большим количеством местных материалов. Вот что писал об этом Ю.Ф.Самарин в письме от 6 июля 1846 года: "Он [Смирнов] хочет, чтобы вместо переводных и заимствованных из других журналов статей о том, что делается в Англии, в Калькутте, вместо повестей Сю и пр. модных затей помещать статьи содержания преимущественно исторического, статистического, географического, о знаменитостях всякого рода, преданиях, древностях Калужской губернии"^,с.611]. В эти годы редактором неофициальной части ведомостей был известный ученый Е.П. Карнович, служивший одновременно в Калужской гимназии преподавателем истории и статистики. Его перу принадлежит целый ряд статей по истории Калужского края, опубликованных в газете.
В течение ряда лет Александра Осиповна сохраняла дружеские отношения с Гоголем. Их связывала многолетняя переписка, а летом 1849 года Гоголь приехал в Калугу. Он выехал из Москвы вместе со сводным братом Александры Осиповны Л.И.Арнольди и прибыл в Бегичево Медынского уезда, имение Смирновых, в 6 км от Полотняного Завода, где жила в это время семья губернатора. В Бегичеве вся компания провела 4 дня. Маленькие дети Смирновых привязались к Гоголю. "В Бегичево Гоголь любил их поразвлечь и позабавить: раскрашивал им афиши разноцветными чернилами, ходил с ними гулять, удить рыбу, собирать грибы; жарил часто грибы и караси в сметане, приготовлял в совершенстве макароны. Он с любовью наблюдал за развитием детей, а одну из них (Ольгу Николаевну) даже учил ботанике".
В Калуге Гоголь поселился в небольшом флигеле рядом с летним домом губернатора. Этот флигель некогда был построен для поэта Ю.А.Нелединского-Мелецкого, тестя другого калужского губернатора — Оболенского.
В Калуге Гоголь работал над вторым томом "Мертвых душ". И именно в Калуге состоялось прочтение нескольких глав из второго тома, впоследствии в литературоведении это событие стало называться "калужскими чтениями". Известно, что присутствовали при этом Александра Осиповна и Л.И.Арнольди.
Во втором томе "Мертвых душ" по замыслу Гоголя Чичиков занимается новой аферой — подделкой завещания. По мнению некоторых литературоведов, эта сюжетная линия вполне могла быть навеяна делом калужского губернатора Смирнова.
Историю с оспоренным завещанием поведала Гоголю Смирнова в письмах 1847—1848 годов. 22 мая 1847 года она пишет: "У нас все идет своим порядком, то есть вице-губернатор поссорился с губернатором... Видно, для управления России это нужно, потому что в Орле та же штука, в Нижнем то же и во многих других городах подобное. Прокурор пишет доносы, словом, губерния свое дело делает"[3, вЦ,с.353].
Смирновой неоднократно приходилось ездить в Петербург и хлопотать по делам мужа. В письме Гоголю от 20 октября 1848 из Петербурга она пишет "...Мне нужно в Калугу. Бедный Николай Михайлович совсем упал духом, на него так и сыплют из департаментов всякую дрянь и грязь; он им слишком горек, потому что не дает им взяток"[3, е11,с.355].
В чем конкретно состояло дело губернатора Смирнова, можно прочитать в воспоминаниях Н.М. Колмакова, прибывшего в Калугу в составе сенатской комиссии.
"В конце 1849 г. я назначен был на ревизию в Калужскую губернию при сенаторе князе С.И.Давыдове, в качестве старшего чиновника. Вместе со мною назначены были: А.К.Жизневский, Тимрот, Износков, Никонов и граф Алексей Константинович Толстой — сочинитель и поэт.
Ревизия возникла по жалобе Подольского уездного предводителя дворянства Московской губернии Ив. Ив. Ершова на калужского губернатора Николая Михайловича Смирнова. Предмет жалобы состоял в том, что будто бы отец Ершова, генерал-лейтенант Иван Захарович Ершов, под влиянием губернатора Смирнова, совершил дарственную запись на свое имение в пользу незаконнорожденной дочери Софии, вышедшей замуж за брата жены Смирнова Россета. Вот по этому поводу высочайше повелено произвести следствие, а вместе с тем и ревизию целой губернии"[ 15,с. 144].
Ревизия длилась долго. В январе 1851 года Александра Осиповна писала Гоголю: "Ревизия подходит к концу, Николай Михайлович не хочет и не может более оставаться в Калуге, он болен и замучен всеми придирками князя Давыдова"[3, № 12,с.661 ].
Наконец следствие по жалобе Ершова и ревизия губернии были закончены. "По следствию обнаружилось, что дарственная запись совершена была генералом Ершовым без всякого участия губернатора Смирнова, а потому Ершов был предан уголовному суду за клевету. Относительно же губернатора по управлению губернии оказалось, что действие его не всегда соответствовали требованиям закона, а потому он был уволен от должности"[15,с.145].
Приказ на отстранение от должности Смирнова был подписан 14 марта 1851 года. Немного позже, в письме Смирновой от 9 апреля того же года И.Аксаков написал: "По моему мнению, им не следовало делать вашего мужа губернатором, или же, назначив его в эту должность, надобно было ожидать, что он останется всегда верен своему пылкому, суматошному и всегда благородному характеру. Все его действия так открыты, что в них доискиваться нечего. Если положить на весы его ошибки и промахи вместе с его добрыми служебными действиями, то последние перетянут"[10,с.557].
Смирновы вернулись в Петербург. В 1855 году Николай Михайлович был назначен губернатором Петербурга и пробыл на этой должности до 1861 года. Его деятельность на этом посту неоднократно обличалась на страницах левой газеты А.И.Герцена и Н.П.Огарева "Колокол". Выступления Смирнова называли "образцом бюрократического пустословия"[18,с.1235], обвиняли его в расправе над крестьянами Ямбургского уезда Итовской вотчины [1бх.7бЗ], в покровительстве проворовавшимся чиновникам и в том, что сам Смирнов "из аукционной камеры брал себе назначенные в продажу картины знаменитых художников, которые показывались в книге проданными рыночным торговцам, за весьма ничтожную сумму, наприм.: если картина стоила 200 руб., то Смирнов за нее вносил только 5 руб.сер."[17,с.801].
В 1861 году Смирнов был назначен сенатором Московского присутствия Правительствующего Сената, и переехал в Москву. Он служил во 2-м отделении Уголовного департамента, в 1867 году вышел в отставку.
Последние годы жизни Николай Михайлович провел в Петербурге и в своем имении — селе Спасском Бронницкого уезда, под Москвой. В эти годы Николай Михайлович сдружился с П.Бартеневым, позднее подготовившим к печати "Из памятных заметок" Смирнова в "Русском архиве". Бартенев вспоминал: "Н.М.Смирнов был человеком благороднейших правил, отменно горячего, любящего сердца, с деятельным участием относившийся к чужому горю и чужой беде, многих на своем веку выручивший, многим памятный своими пособиями и благодеяниями" [1,с.227].
Александра Осиповна в 1857 году уехала в Швейцарию, затем вернулась в Россию — и снова отъезд за границу. Брак Смирновых уже фактически распался, супруги большую часть времени жили отдельно. Последние двадцать лет жизни Александра Осиповна преимущественно провела за границей — в Англии, Франции, Швейцарии. Дети к тому времени уже выросли, жили самостоятельной жизнью: Ольга (1834—1893), Софья (1836—1884), в замужестве Трубецкая, Надежда (1840—1899), в замужестве Сорен, Михаил (1847— 1890). У Смирновых была и еще одна дочь —Александра, она умерла в трехлетнем возрасте (1834— 1837).
Николай Михайлович скончался 4 марта 1870 года "в 12,5 часов пополудни после воспалительной болезни"в Петербурге [6].
Он похоронен в Москве на кладбище Донского монастыря у алтарной части Михайловской церкви [23,с,19—20].
Александра Осиповна прожила еще 12 лет, умерла 7 июля 1882 года в Париже, похоронена в Донском монастыре рядом с мужем. На ее могиле установлен необычный памятник — отесанный с одной стороны природный камень и на нем белокаменный крест.

ЛИТЕРАТУРА
1. Смирнов Н.М. Из памятных заметок Н.М.Смирнова / Предисл. П.Бартенева // Русский архив. —1882. —№ 2. — С.227—244.
2. Смирнова-Россет А.О. Дневник. Воспоминания. — М., 1989. — С. (по имен, указ.)
3. Смирнова А.О. Николай Васильевич Гоголь. Письма к нему О.Смирновой / Сообщ. В.И.Шенрок // Русская старина. — 1890. — s6. — С.639—656; №7.— С.195—212;№8.— С.277—291; №l 1. — С.353—364; №12. — С.655--664.
4. [Высочайший рескрипт о назначении калужским гражданским губернатором статского советника Н.М.Смирнова] // КГВ. — 1845. — № 27 (7 июля), ч.оф.
5. О вступлении в должность Начальника губернии [Н.М.Смирнова 28 авг. 1845] // КГВ. — 1845. — 1 сент.
6. Н.М.Смирнов: Некролог // КГВ. — 1870. — 2 13, ч. неоф.
7. Калужский край: Документы и материалы.— Калуга, 1976. Кн.1.— С.240— 246.
8. Пушкин А.С. Дневник: 1833— 1835 гг. — М.-Л., 1923. — С.344 —347.
9. Аксаков И.С. Письма к родным. 1844—1849. — М., 1988. — [Т.1]. — С.245, 611.
10. Аксаков И.С. Письма к родным. 1849—1856. — М., 1994. — [Т.2]. — С.516,557.
11. Иванов В.А. Смирнов Николай Михайлович // Калужская энциклопедия: Сб. материалов. —Калуга, 1994. — Вып.1 (продолж.) — С.197—198.
12. Александра Осиповна Смирнова // Знаменитые россияне XVIII-XIX вв.: По изд. Великого князя Николая Михайловича "Русский портрет XVIII и XIX столетий". — СПб., 1996.— С.800—802.
13. Смирнов Николай Михайлович // Черейский Л.А. Пушкин и его окружение. Изд. 2-е. — Л., 1989. — С.404.
14. Авраамов Н.П. О пребывании Гоголя в Калуге // Памятная книжка и Адрес-календарь Калужской губернии на 1910 год. — Калуга, 1910. — С.46— 52.
15. Колмаков Н.М. Очерки и воспоминания Н.М.Колмакова с 1816-го года // Русская старина. —1891. —№ 7. — С.144—146.
16. Нарвская революция и рукопашный Каваньяк — Смирнов // Колокол: Газета А.И.Герцена и Н.П.Огарева. — М., 1962. — Вып.4. — Л.91. —1 февр. 1861. — С.763—764.
17. Воровство —мошенничество чиновника Арбеньева. С участием гражданского губернатора Смирнова // Колокол: Газета А.И.Герцена и Н.П.Огарева.— М., 1962. —Вып.4.—Л.95.—1 апр. 1861. — С.801—802.
18. Образец бюрократического пустословия // Колокол: Газета А.И.Герцена и Н.П.Огарева. — М.,1962. — Вып.5. — Л.114. — 1 нояб.1862. — С. 1235—1236.
19. Богаевская К.П. Из записок Н.М. Смирнова // Временник Пушкинской комиссии. 1967—1968. — Л., 1970. — СЮ—13.
20. Цявловская Т.Г. Рисунки Пушкина. — М., 1980. — С.306—308.
21. Малинин Д.И. Калуга. Опыт исторического путеводителя по Калуге и главнейшим центрам губернии. — Калуга, 1992.— С.61,103.
22. Бедлинский К.Б. Калужский театр. — Тула, 1977. — С.62—63.
23. Артамонов М. К последнему пределу // Слово. — 1998. — № 3. — С. 15—25.

Из кн. Калужские губернаторы: Биобиблиографические очерки. — Калуга: Золотая аллея, 2001. — 192 с., ил. - стр. 86-95.
См. тж. http://hronos.km.ru/biograf/bio_s/smirnov_nm.html
Tags: Калуга, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments