Arnold (arno1251) wrote,
Arnold
arno1251

Превращенные формы страха (4)

[ Previous | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | Next ]

Так как большинство активных антисемитов вовсе не имеют значительных претензий к евреям и в основе их активности лежит такая неспецифическая эмоция как страх, те же люди могут, если их напугать чем-то другим, стать активными борцами против каких угодно групп населения – и все это из тех же самых побуждений. Неспецифичность ядерной эмоции порождает неспецифичность агрессии. Хотя здесь должны быть и специфические нюансы, поскольку при разных направлениях агрессии наиболее угрожаемыми будут чувствовать себя различные группы населения. С точки зрения организаторов, наиболее эффективна должна быть агрессия против таких трудно определимых и аморфных категорий, как «враги народа», «пособники империализма» или «демократы». Возможно, раскрутить взрыв негодования против них сложнее ввиду их неуловимости, расплывчатости и отсутствия у них всем знакомых, ярких и характерных признаков, но зато в борьбу с ними можно вовлечь практически все население – и боевой энтузиазм масс будет при этом неподдельным. Таким образом, страх можно использовать для создания массового движения, вектор которого легко может быть направлен в любую сторону, лишь бы участники этого движения отчетливо воспринимали ту – «внутреннюю» – компоненту этого вектора, которая нацелена на них самих (точнее, на таких же, как они сами). 

Хорошим примером этого может быть ранняя история нацистского движения. Наверняка те «трезвые политики», которые в первые годы существования НСДАП поддерживали и пестовали эту экстремистскую группировку, натравливая ее на своих политических противников, нисколько не сомневались в собственном превосходстве над крикуном Гитлером и его хулиганствующими «соратниками» - никакого политического будущего у этих экстремистов быть не могло, единственное, на что они годны, это выполнение грязной работы – мордобой, уличные потасовки и шельмование всех, кто попадет под руку, на уровне площадной брани. Ясно, что вожди этой маленькой группки, существующей только благодаря снисходительности и покровительству реальных политических сил, совершенно не понимают азов политической игры и, будучи еще ровным счетом никем, грозят, придя к власти, скрутить всех в бараний рог. При этом всем своим поведением они демонстрируют нешуточность своих угроз, подчеркивая свою брутальность и агрессивность и набирая в свои ряды самых отъявленных мерзавцев, которые не скрывают, что их победа над противниками будет означать кровь и безудержное насилие по отношению ко всем, кто им может не понравиться. Но их угрозы и демонстративная кровожадность, понятное дело, типичный блеф, поскольку все марши их штурмовых отрядов не более, чем спектакль, глубоко впечатляющий трусливую почтенную публику, но разыгрывающийся только с дозволения полиции, которая смотрит сквозь пальцы на эти «факельные шествия» и прочие балаганные номера только до тех пор, пока ей дают соответствующие указания «серьезные люди», действительно обладающие властью и поддержкой влиятельных общественных сил. А нацисты не имеют массовой общественной базы и не будут ее иметь – кто же пойдет за ними, если они так старательно запугивают практически все слои населения, восстанавливая их против себя. Их удел оставаться на положении маленькой визжащей от бессильной ярости моськи, которую при необходимости легко будет загнать в конуру. 

Несмотря  на внешнюю убедительность таких политических прогнозов, Гитлер оказался более проницательным: в своей тактике он сделал ставку не на реальные массовые интересы существующих социальных групп, а на баранью пугливость «почтенной публики» («маленького человека», среднестатистического обывателя, единственное политически окрашенное желание которого - не участвовать в «политике», быть от нее как можно дальше).

Вероятно, можно найти немало документальных свидетельств того, что Гитлер хорошо понимал в чем состоит секрет его успехов и с самого начала своей политической деятельности взял курс на запугивание обывателя – все остальные его «идеи» лишь дымовая завеса, и им он не придавал никакого значения, с легкостью меняя их на каждом повороте своего продвижения к власти. К сожалению, большинство исторических работ, посвященных Гитлеру и его соратникам, вышли уже после того, как с Гитлером было покончено, и авторы этих книг напирали большей частью на те, уже отсеянные историей факты, которые им казались решающими. Поэтому чаще всего мы имеем в таких исследованиях не рассказ о том, как Гитлеру удалось завоевать почти безграничную власть над немцами, а повествование о том, как вел бы борьбу за власть автор книги, если бы он оказался на месте Гитлера. Поэтому в данном отношении предпочтительнее книги, которые были написаны в ту пору, когда Гитлер еще боролся за власть и еще ничего не было ясно до конца. Одна из таких, переведенных на русский язык книг была впервые опубликована в Берлине в 1932 году и принадлежит перу журналиста Конрада Гейдена – еврея и социал-демократа, профессионально занимавшегося нацистским движением на заре его становления и бывшего очевидцем многих описываемых им событий. Книга представляет собой нечто среднее между разоблачением Гитлера и его апологией и содержит непосредственные впечатления автора и его размышления по поводу наблюдаемого феномена. Размышления Гейдена, правда, не впечатляют, но его впечатления дают пищу для размышлений. Вот что пишет Гейден по интересующему нас вопросу: «Настойчивость – лишь одно из свойств его [Гитлера] пропаганды. Но еще важнее другая ее черта: активность. Под этим надо понимать не задорность речи. Ничуть не бывало. Активность заключается в следующем: небольшие группы национал-социалистов, незаслуженно носящие название «орднеров» – «людей порядка», патрулируют ночью по улицам. Стоит им встретить человека, чей нос им не понравится, и они толкают его, наступают ему на ногу, тот протестует, и вот вызов с его стороны налицо, можно затеять драку на законном основании. В таких случаях всегда оказывалось, что Бог и полиция на стороне более сильного.  ...Что эти хулиганские поступки не были выходками отдельных лиц, а системой, партийной линией [заметим: партийной линией пропагандыН.В.], об этом свидетельствует между прочим обзор за 1921 г., помещенный партийным руководством в «Фелькишер беобахтер»… Отряд национал-социалистических «орднеров» был образован в 1920 г.; во главе его стоял часовых дел мастер по имени Эмиль Морис, человек, осужденный за хулиганство, но потом помилованный»[1]. Подчеркнем: нацистский террор начался уже через полгода после того, как Гитлер вступил в партию (будущую НСДАП), и практически сразу же, как только он стал руководить партийной «пропагандой»; в 1921 году у НСДАП были уже военизированные «штурмовые отряды», которые воевать, конечно, ни с кем не могли, но нагнать страху на всяких штатских были вполне способны.

И еще одна выразительная цитата: «Стычка в пивной или драка на улице между СА и марксистами, на стороне которых часто был численный перевес, нередко кончалась тем, что на следующий день к штурмфюреру являлось множество избитых марксистов с просьбой о вступлении в его отряд. Сначала их притягивало уважение к людям, которые были храбрее и лучше умели драться. Однако вскоре идеи национал-социализма стали вдохновлять их так же, как остальных товарищей из Штурма»[2]

Сделав ставку на запугивание, Гитлер не прогадал - всего лишь через несколько лет «трезвые политики» массово устремились в ряды его партии, завидуя тем, кто испугался раньше и у кого они теперь должны были просить рекомендации. Страх, который начинался как чистый блеф со стороны пугающего, стал вполне обоснованным и реальным за счет силы тех, кто был им запуган, и он оказался сильнее всех действительных жизненных интересов немецких граждан, сплоченных этим страхом в единую шайку, полностью послушную воле «фюрера» (читай: «главаря») и готовую к агрессии в любом указанном им направлении. Евреи же во всей этой истории с самого начала до самого конца были предназначены на роль того низкорангового «мальчика для битья», чья жуткая участь должна была постоянно напоминать членам шайки, в каком мире они живут, и обеспечивать непритворную «активность» народных масс.

До сих пор дело излагалось таким образом, как будто бы психологическая перестройка под влиянием страха и превращение рядового обывателя в активного антисемита совершались осознанно, на основе рациональных расчетов угрожающей опасности и выбора оптимальной стратегии поведения в этих обстоятельствах.

Такой  «разумный антисемитизм», в принципе, возможен и в определенных обстоятельствах представляет собой форму «социальной мимикрии», конформистскую реакцию на окружающие условия. Именно об этом пишет Наум Коржавин в своей статье «Атипичный антисемитизм». Речь в ней идет о сегодняшнем всплеске антиеврейских, а точнее антиизраильских настроений (и соответствующих высказываний) в европейских странах, особенно во Франции. Автор характеризует эту форму антисемитизма как «атипичную», поскольку недоброжелатели Израиля ничего бы, вероятно, не имели против этой маленькой страны, если бы хорошие отношения с ней не заставляли европейцев вступать в конфликт с арабским миром, который почти поголовно состоит из «типичных» антисемитов. Особое значение это имеет для французов,  вынужденных жить бок о бок с огромной арабской диаспорой, члены которой, став гражданами Франции, не торопятся ассимилироваться и сохраняют все свои исконные ментальные предпочтения, в том числе и неприязнь к этим евреям, уже пятьдесят лет постоянно бьющим их соплеменников. Угроза массовых антигосударственных выступлений со стороны французов арабского происхождения, с которыми и так не всегда удается мирно ладить, заставляет «чистокровных» французов дистанцироваться от Израиля и от евреев вообще, чтобы «задобрить» как своих «внутренних» антисемитов, так и многочисленных врагов Израиля в арабских странах, поставляющих в Европу нефть. Можно сказать, что в данном случае речь идет об антисемитизме не по внутреннему убеждению, а «со страху». Коржавин считает такой антисемитизм нетипичным, но мы ранее пришли к выводу, что именно «анисемитизм со страху» и есть наиболее массовая современная форма этой древней болезни. «Нетипичность» заключается лишь в осознанности истинных мотивов собственного антисемитизма: евреи плохи тем, что из-за них мы должны рисковать и жертвовать своим спокойствием, поэтому черт с ними с евреями – хороши они или плохи, а нам своя рубашка ближе к телу. Позиция, не блистающая высокой моралью и, можно согласиться с Коржавиным, не только трусливая и позорная, но и недальновидная, ведущая Европу прямо в пропасть, но тем не менее вполне понятная – иррациональной ее не назовешь.

В типичном же случае запуганный вовсе не надевает маску антисемита, а реально превращается в него. Придя к выводу: «С волками жить – по волчьи выть», человек становится волком. И это для него единственный возможный выход: если страх достаточно велик, маска не дает избавления от него, человек не перестает думать о том, что будет, когда «они» раскроют его истинное лицо. Он сам должен считать себя одним из «них», и только тогда он успокоится. На самом деле превращение происходит само собой, без осознания его субъектом. В какой-то момент он из чистого конформизма подхихикнул антисемитским шуткам и почувствовал при этом облегчение - напряжение, которое он всегда испытывал в «их» присутствии, несколько разрядилось. После этого он неосознанно тянется к их компании, желая вновь пережить это облегчающее душу переживание – освобождение от страха. Постепенно он привыкает к их обществу, оказывается, не так уж они страшны, напротив, по отношению друг к другу они в большинстве своем добродушны и дружелюбны, с ними вполне можно ладить. А самое главное, только с ними он не чувствует постоянной угрозы, только с ними ему комфортно. И здесь «они» сливается с «мы» – он становится одним из «наших» и уже не ощущает страха, страх перед антисемитами исчезает из его сознания, проявляясь теперь в новом обличье  - в форме ненависти к евреям.

 



[1] Гейден К. Путь НСДАП. М.2004, с. 53

[2] Bajer H. Lieder machen Geschichte. // Die Musik, № 9, Juni 1939, S. 592 (Цит. по: Фрумкин В. Песни меняют цвет, или Как Москва перепела Берлин. // Вестник, № 8(345), 14 апреля 2004 г. - http://www.vestnik.com/issues/2004/0414/win/vfrumkin.htm)

 

[ Previous | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | Next ]

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments